DaryaDarya (daryadarya) wrote,
DaryaDarya
daryadarya

Category:

Маша, почти 30, ищу друзей

Можно сказать, что я никогда не скатываюсь до того, чтобы постить чужие материалы. Своих новостей у меня предостаточно,ч тобы занимать ваши взоры и головы или даже руки. Поэтому этот рассказ я отнесу в раздел "помощь друзьям". Эта история появилась вчера на Дару~даре вечером. Максиче читал мне ее вслух. Там много иронии.

Сообщница Алёна пишет:
Данный мой рассказ "забанил" редактор, за что я послала его на… ну в общем вы меня поняли. А потом я поняла, что место этому рассказу — здесь, в Блогодаре (коллективный блог на Д~д, пояснила Дашечка). Дарю рассказ в общественное безвозмездное и безвременное пользование. Дару-Дар действительно на меня очень повлиял, а как он повлиял на вас?
P.S.: Рассказ не про меня, но, может, про кого-то из вас?


Внимание, здесь начинается рассказ!

Несмотря на моё твёрдое убеждение, что одиночество в мегаполисе невозможно, и что всё это — выдумки производителей антидепрессантов, в начале сентября, вернувшись из солнечного Кипра и выйдя на работу, где моё отсутствие заметил разве что мой паучник и бухгалтерия, меня накрыло. Я с некой грустью поняла: я одна. Знаю, это звучит глупо, как можно быть одной в городе с населением в 21 миллион? И, конечно, такие мысли совершенно неуместны в метро в час пик, когда утыкаешься носом в чью-то подмышку, но всё же.

Мне 29, то есть почти 30, то есть уже пора начинать паниковать на тему моих биологических часов и прочей ерунды. У меня практически нет друзей. Моя единственная самая лучшая на всём свете подруга месяц назад переехала в Испанию к мужу. С остальными общение сошло на «нет», когда одни решили выйти замуж, другие завести ребёнка, третьи помешались на карьере. В общем, у меня есть разве что мой Митя. Может быть, он далёк от идеала, и, может быть, я не до конца уверена, что люблю его, но зато он рядом. Он терпеливо выслушивает моё нытьё, покупает мне шоколад и старается делать всё для поддержания во мне жажды жизни. Но в этот раз он был бессилен. Я ходила кругами по комнате и декламировала (честно говоря, хотела ещё взять планшет и показать ему наглядно, но мне стало его жалко):
— Мне без пары месяцев тридцатник, скоро моё лицо сползёт вниз, я поседею, отупею…
— Маш, ну что ты в самом деле? Ты замечательно сохранилась, — он ухмыльнулся.
— Ты ухмыляешься?! А зря, Мить, я серьёзно! У меня нет друзей! Мне не с кем поговорить, кроме тебя и своего отражения в зеркале!
— Ты утрируешь.
— Утрирую? Серьёзно? Мы уже как восемь дней вернулись из Кипра, кто мне хоть раз позвонил, предложил встретиться?.. Вооот. Я как хомяк в колесе: дом – работа, работа – дом…
— Ну, так займись чем-нибудь.
— Чем? Мить, чем я займусь? Макраме? Бисероплетением? Может вязанием?
— Ну, а может йогой какой-нибудь?
— Нет, Мить, это всё не то. Как это поможет мне общаться с людьми?
Я села к нему на диван.
— Наверное, я так и помру. Бездрузейной.
Митя рассмеялся.
— Ты прям вся на позитиве.
Он меня обнял.
— Я что-нибудь придумаю, — сказал он и с заговорщическим видом ушёл на кухню.

И он сдержал обещание.
На следующее утро мне пришло на электронку письмо от него всего с одной строкой: «Помнишь, ты когда-то говорила, что хотела бы помогать людям?» и ссылка. Я сразу же кликнула. Попала на какой-то странный сайт — Дару-Дар: люди отдают и принимают различные вещи в дар. И не просто фигню какую-нибудь, а хорошие вещи, многие из которых – новые. Меня переклинило. В нашем сплошь коммерческом мире, где многие –если что и делают, то только ради выгоды, люди просто так дарят друг другу вещи и своё время. За спасибо.

Я закрыла окно и пошла выпить кофе. Глупая это затея, глупая.
Вечером пришла домой. Убирая одежду в шкаф, оглядела все свои вещи, многие из которых я не носила и никогда не буду носить. Повернулась и окинула взглядом комнату. Книги, прочитанные по одному разу, покоящиеся на полках, куча разнообразных статуэток, привезённых из путешествий, зачем оно мне всё?..
И меня понесло.

Я с остервенением выкидывала вещи из шкафа на кровать. Когда закончила с одеждой принялась за комнату. Устроила настоящий погром, при котором уцелела разве что мебель, хотя торшер я тоже списала за ненадобностью.

Митя заглянул в комнату, увидел меня, раскрасневшуюся, метающую вещи, тихонько закрыл дверь и пошёл на кухню.
Через полчаса я успокоилась и посмотрела на гору вещей посреди комнаты. Господи, и вот это всё лежит мёртвым грузом, балластом. А кому-то эти вещи пригодятся. У меня был огромный прилив сил, такого не было года два точно.
Я сфотографировала все свои вещи, уселась за компьютер, опубликовала штук двадцать и стала смиренно ждать.
Уже через 15 минут мой ящик разрывался от уведомлений о новых желающих на мои дары.

Решать, кому подарить вещь, оказалось очень весело. Иногда становилось мучительно выбирать между людьми. В таком случае я просто обещала тому, кто сам больше дарит.
На следующий день после работы я договорилась встретиться с несколькими одариваемыми на одной из станций метро.
Какого же было моё удивление, когда люди, приняв дар, благодарили меня шоколадками! Это было просто очень приятно, я ничего такого не ждала. Люди искренне радовались, улыбались, рассказывали мне разные нелепые случаи, что приключались с ними из-за этого сайта.

Домой я приехала, светясь как солнечный шарик.
Митя сразу это заметил.
— А что это мы такие радостные?
— Не знаю, — ответила я, — влюбилась?

Этим же вечером я села и логически рассудила: если что делаешь – надо делать это с целью. И я поставила себе цель: за месяц подарить 200 даров. Митя на это просто закатил глаза, наверное, уже пожалев, что подкинул мне эту идею.

Последующих 50 даров я плохо помню, помню лишь, что каждый день встречалась с массой новых людей, общалась, смеялась, это было потрясающе. Когда люди заняты одной идеей о безвозмездном дарении, об улучшении этого мира, это витает в воздухе и это очень приятно.

Но на 51-ом даре случился форс-мажор.
Меня задержали на работе, и я опоздала на встречу на полчаса.
Когда я прибежала с извинениями, молодой человек, которому я дарила одну из своих книг, разразился на меня грубой гневной тирадой, проорался и ушёл, не забрав книгу.
Я пришла домой совершенно подавленная и разбитая.
Я просто села на диван и зарыдала.
— Маша, что такое? – Митя сразу подлетел ко мне.
— Вот делай людям добро, — говорила я сквозь всхлипы, — опоздать нельзя, матом тебя покроют. Почему люди такие неблагодарные? Наверное, зря я это всё затеяла, надо было выбрать макраме! – рыдала я.

— Машенька, ну какое макраме, ты что? Успокойся, вытри слёзы. То, что ты делаешь, замечательно. Подумаешь один придурок на полсотни попался, но не надо из-за этого бросать начатое. Я каждый день вижу, как ты приходишь и сидишь улыбаешься компьютеру, читая благодарность за свой дар. Тебя это делает счастливой. У тебя походка даже легче стала.

Тут я заметила, что перестала всхлипывать, а даже слабо улыбалась.
— Ну? Видишь, всё хорошо…
— Митя, мне нужна твоя помощь. Ты ведь мне поможешь, правда?
— Конечно, что ты хочешь?
— Я вчера посчитала все вещи, которые я собираюсь подарить. У меня до двухсот — тридцать семь не хватает…

Митя, держась за голову, смотрел как я дербанила его шкаф.
— Маш, а эту-то рубашку оставь…
— Ты её надел один раз! Когда больше чистых не было.
Я кинула её на кровать. Митя тоскливо посмотрел ей в след.
Ещё минут пять я продолжала разбор его одежды. Затем остановилась, заметив кое-что, что Митя мечтал, чтобы я не заметила.

— МАША! НИ ЗА ЧТО!!!
Но было поздно. Я схватила коробку с его неприлично дорогими лаковыми туфлями, которые он надел один раз на свадьбу брата.
— Поставь на место! Я не шучу!!! – Митя сделал устрашающую гримасу.
— Давай так, — я лукаво улыбнулась, — если того, что на кровати хватит до двухсот, я их тебе верну. Если нет… — я развела руками, — се ля ви.
Митя выдохнул.
— Ладно.

Через пять минут, когда выяснилось, что его туфли должны стать ровно тридцать седьмыми, он воскликнул что-то нечленораздельное и ушёл на балкон.

В последний день своего социального эксперимента я дарила Митины туфли. Это было ни с чем несравнимое чувство. Отдавая их, я не закрывала какую-то главу своей жизни. Как раз-таки наоборот – открывала.

Месяц назад я страдала от одиночества, точнее – изнывала. А теперь поняла, что неважно, чем ты будешь заниматься в этом огромном городе. Люди есть везде. Везде можно найти себе друга. Пусть на час, пусть на день. Не всегда нам нужны друзья до гроба. Самое главное открыться миру, а не сидеть в своём коконе одиночества. Для того чтобы перестать быть одиноким, нужно что-то делать. Пусть это будут курсы вьетнамского языка. Не важно. Важно то, что вас там ждёт. В любом новом месте можно найти что-то для себя. Нужно только начать пробовать.

А я встретила с помощью этого сайта Наташу, с которой мы, оказалось, работали в одном офисном здании, и теперь каждый обед глупо хихикаем в столовой. Да и не только её. Вы знаете, двести знакомых человек по всей Москве – полезное приобретение. Одну из своих одариваемых я встретила совсем недавно во французском посольстве, она, узнав меня, сделала заговорщический вид, и нам выдали визу в тот же день.

Я не говорю, что вас спасёт от одиночества раздаривание своих вещей. Просто попробуйте заняться чем-то новым для себя, не обязательно этим. И помните, среди двадцати одного миллиона всегда есть человек, которому хочется с вами пообщаться.

Всем спасибо за внимание, Пименова Алёна, 2010
Tags: darudar.org, помощь друзьям
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments