DaryaDarya (daryadarya) wrote,
DaryaDarya
daryadarya

Винное настроение и уездный город в пределах Москвы

Не так давно писала о цветах, возвращаюсь к ним снова. Самый манящий цвет для меня сейчас - это винный. Насыщенный или более легкий как на просвет в бокале. Теплый, роскошный, мой.

В мои руки попадает машина. Именно такого цвета. Fiat Punto. 

Съездила на нем в два совершенно разных местечка. На Электрозаводской много красного кирпича, вместе с машиной дома сливаются в одно целое. Заодно обнаружила, что несколько любимых мной домов по улице Девятая Рота расселили. Они были построены для работников Электрозавода. В стиле конструктивизма. Какая судьба их ждет - мне неизвестно. Как говорят в новостях, будем следить за развитием событий. Такие балконы срезали, ммм!

А второе место напоминает город в городе. Вот, скажем, нужно вам показать гостю страны как выглядит провинциальный уездный город. Берите его в охапку и дуйте на Тимирязевскую. 

Или просто прогуляйтесь со мной!






Поиск взаимопонимания

Наши первые с Пунтой шаги были, мягко говоря, не очень уверенными. Фрустрация касалась коробки передач. Со мной в машине находился предатель и имя ему робот. Между первой и второй - перерывчик небольшой. Этот застольный принцип (что-то меня потянуло) тут совершенно не работает. В этот самый перерывчик он словно подтормаживал, и я клевала носом. Классический автомат на моей машине так работает первые секунды, при двадцати градусах мороза.

Но ведь на приличном количестве машин стоят такие трансмиссии. И вскоре я приспособилась ей управлять так, чтобы эти лаги не ощущались. И отлично поехал мой винный пепелац!







Вышел из дома, надел машину и поехал

Внутри у итальянцев, впрочем как и у французов, все красиво и по делу.

Играет диск, выкручиваешь звук на минимум, потому что телефон зазвонил, а он ставит музыку на паузу.

Через USB он дружит с флешками и даже заряжает телефон. Можно забыть о штекере для прикуривателя, не всегда надежном.

Есть непривычный русскому человек экономно-пробочный режим работы двигателя. Встали в пробку или на светофоре - двигатель глохнет. Как только нужно ехать, убираешь с тормоза ногу и пока переносишь на газ, машина заводится. Я словила свой кайф от этой фишки в пробке. Такая уставшая ехала, мечтала о покое. Поймала на мысли, что я спокойно сижу, в тишине. Ни вибрации, ни шума от двигателя (на любой, даже самой-самой машине они ощущаются). Только радио. 

Но иногда эту функцию хочется отключить. Кнопочка на панели имеется.

У руля есть две степени жесткости. Упругий и совсем легкий, едва касаешься мизинцем, и он крутится. На скорости, конечно, руль тяжелеет в любом случае.
 







Этому маленькому шкафчику я дала имя "передаем за проезд".

Кстати, заставка на телефоне у меня не простая. Это плитка в алматинском метро.







Некоторые девушки в попытках проявить самостоятельность могут запросто залить омывайку в систему охлаждения двигателя.



















Видите табличку над дверью подъезда? Теперь она висит у меня на балконе! Кажется, она даже была последней из этой эмалированной оперы, остальные - пластмассовые.

















А это парочка архивных кадров, сделанных прошлой зимой. Пузатые балкончики с завитушками и кота, по-серьезному охраняющая территорию.








Спилили половину деревьев. Все-таки во мне теплится луч надежды, что фасады оставят. Дома с умом построены были! Я в таком жила.




















Вот, еще одна странность. Это же машина для девочки! И Фиат 500 тоже. Но! Большое но! Огромное но!

Зеркало в козырьке не прямое, а из комнаты смеха. А в Пятисотом его вообще нет.

Негодую и требую исправить оплошность. 








Падал теплый снег

Падал теплый снег, она включила свет, он закрыл гараж, падал теплый снег.
Она сняла пальто, он завел мотор, им было жарко вдвоем, струился сладкий газ.
Дети любви, мы уснем в твоих мягких лапах,
Дети любви, нас погубит твой мятный запах.


В тот снежный день эта мелодия меня не покидала. Сто лет ее не слышала, а она вертелась на языке.

Я приехала в угодия Тимирязевской сельско-хозяйственной академии. Она находится между станциями метро Тимирязевская и Петровско-Разумовская. А как будто за три сотни километров от Москвы уехала!

Недавно был день рождения академии. 3 декабря 1865 года впервые открыла свои двери Петровская земледельческая и лесная академия. Почти за полтора века академия сменила четыре названия.

Главный административный корпус построен по проекту архитектора Бенуа на месте усадебного дома Разумовского.








Стекла в окнах главного корпуса выпуклые. Вдруг!





















Пятый корпус со внутренним двором и аркой. По углам стоят башенки.

Кафедры свиноводства, зоогигиены, переработки продуктов животноводства, музей животноводства, деканат зоофака, отдел охраны труда. 







Внутренний двор.







Шестой корпус. На данный момент в нем находится кафедра неорганической, органической химии, физической и коллоидной химии. А раньше была кафедра русского языка и сельского хозяйства зарубежных стран.








Пятнадцатый корпус московского государственного агроуниверситета.












Двухэтажный деревянный дом начала XX века. Среди жильцов этого дома был профессор Кулагин с семьей – известный ученый, заведовавший кафедрой зоологии в Тимирязевской академии с 1894 до 1940 год.






Деревянный дом Вильямсов

Я нашла рассказ о доме, написанный Марией Пановой. По всей видимости она преподает в академии.

"Мои студенты, да и не только они, часто спрашивают: «А что это за деревянный дом около трамвайных путей, на пути к нашему корпусу? А почему там вечером свет в окнах горит? Неужели там живут?» И я отвечаю: «Да, это – жилой дом. Пожалуй, единственный из сохранившихся на территории Тимирязевки жилых домов. Кроме того, еще и деревянный жилой дом».

Тимирязевская улица, дом 53. Двухэтажный деревянный дом, хороший ориентир для тех, кто ищет какой-либо из многочисленных корпусов Тимирязевки. На воротах долгое время висела написанная крупными буквами на картоне табличка: "Продажи семян нет!" Для того, чтобы покупатели, ищущие семеноводческую фирму, арендовавшую офис в соседнем здании, не тревожили. Не тревожили жильцов. Потому что этот дом - жилой.

В этом доме долгие годы жил академик Василий Робертович Вильямс, учёный-почвовед с мировой известностью. Когда в июне 1894 года вместо мятежной Петровской земледельческой и лесной академии с либеральнейшим уставом был основан Московский сельскохозяйственный институт, Вильямс был назначен одним из двух заместителей директора нового ВУЗа, одновременно он читал студентам курсы почвоведения, земледелия, луговодства и сельскохозяйственных машин, а в 1912 году возглавил только основанную кафедру почвоведения, которой руководил до своей кончины в 1939 году. Памятник Вильямсу установлен через дом от того дома, где он жил.

Сейчас в доме живут потомки учёного. Вот такой "уездный" деревянный дом в 20 минутах езды от метро на автобусе или трамвае".


Отличная история, спасибо, Мария!
































Между прочим!

Вывеска как бы говорит нам об отношении к наследию.











Вид на учебные корпуса с крыльца главного.






Лиственничная аллея.

Часть древней очень длинной и прямой дороги от Петровской академии к Петербургскому шоссе.

Действующая часть этой дороги – современная Новопетровская улица, Старопетровский проезд и ул. Лиственничная аллея, идущая от усадьбы Петровско-Разумовское к одноименной станции железной дороги. 






Привет, Зима!



Tags: автотема, москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →